Сейчас мы собираем средства для одного человека

Наши проекты:

Акция «Печенье на лечение»

Кофейни-участницы акции выставляют благотворительную позицию. Она отмечается специальным ценником и средства от ее реализации перечисляются в благотворительный фонд «Хорошие люди»

Информация о проекте

Группа Вконтакте

Друзья

Участники проекта «Друзья» посещают пациентов в больницах и на дому, занимаются организацией досуга пациентов, присмотром за одинокими подопечными фонда.

Информация о проекте

Группа Вконтакте

Больничные клоуны

Психологическое сопровождение и реабилитация детей, находящихся на длительном лечении в ВОДБ, средствами клоунады, игротерапии.

Информация о проекте

Группа Вконтакте

Коробка храбрости

В коробке храбрости находятся небольшие подарки, которые получают дети за то, что преодолевают боль и страх перед процедурами.

Информация о проекте

Группа Вконтакте

Старый добрый Дед Мороз

Волонтерское театрализованное новогоднее поздравление пожилых маломобильных людей.

Информация о проекте

Группа Вконтакте

Рассказать друзьям:

Благотворительный фонд «Хорошие люди».
Вологда
 
Паша Полянский -

Обращение мамы

Здравствуйте, уважаемые сотрудники благотворительного фонда «Хорошие люди»!

Павел (мой сын) начал появляться на свет 12 июля 2016 года. Беременность протекала хорошо. Лишь в первые месяцы был токсикоз, деформация околоплодного яйца, однократно низкий гемоглобин (92), побывала и у стоматолога я. Много гуляла, ходила пешком на работу и с работы, насыщала нас кислородом, дорога занимала час с половиной. В выписке Вы увидите про патологические прибавки веса, но просто в женской консультации взвешивают в одежде, а были и холодные деньки, поэтому я себя утепляла, от этого и вес прибавлялся.  Срок по узи стоял 10 июля, но я с ним мечтала, чтобы он появился в этот замечательный православный праздник – в День Петра и Павла. Вот так удивительно мать и дитя связаны, рано утром 12 июля у меня начала дома отходить водичка, совсем чуть-чуть. Я радостная собралась в роддом, что вот-вот скоро увижусь с сыном, в квартире уже всё было готово к встрече малыша, настрой был положительный. Мы ехали в роддом с малышом абсолютно здоровые, размышляли с супругом о том, что подарим врачам в знак благодарности.

Там проткнули пузырь, сообщили, что воды чистые, без запаха (я не была предупреждена, что мне прокалывают пузырь), начались схватки, давали трижды простагландин с интервалом 4 часа, шейка плохо раскрывалась, к вечеру возникло поднятие температуры, рвота и началось кровотечение. Меня почему-то не кесарили, по зрению была показана эпизиотомия, её тоже не делали. Я, конечно, полная дура первородящая.  Понимала, что всё идёт не так и спрашивала у акушера: «Разве так должно быть?» Мне отвечала: «Да, должно». К вечеру возникли и потуги, схватки стали очень частыми. Я понимала, что роды – это больно. Терпела. И лишь один раз сказала, когда температура стала достигать 39 градусов, что больше не могу, потому что время от времени  начала отключаться, но акушер мне отвечала, что я должна пройти через эту боль.  Мне постоянно хотелось в туалет, и акушер просила меня придерживать пелёночку, чтобы кровью пол не испачкала, предупреждала, что тужиться в туалете нельзя. Я с трудом передвигалась на другой конец коридора, проходила мимо спящего врача… К утру потуги стали затихать.  Родился Пашенька  на следующие сутки 13 июля в 5:55. Я ждала его крика, часы в этот момент как-то необыкновенно громко тикали, ждала, что его приложат ко мне, врачи засуетились и сына вдруг унесли. Затем пришла педиатр и сообщила, что шансов на то, что ребёнок выживет нет. Безводный период составил 23 часа 55 минут. По шкале Апгар 2/4.  В результате, тяжёлое перинатальное поражение ЦНС гипоксически-ишемического генеза и ряд сопутствующих диагнозов. Признаюсь, я была не готова к диагнозу, словно чья-то злая рука скомкала все мои планы о счастливом декретном отпуске за секунду. Шейка, видимо, так и не раскрылась, как надо, разрывов много, врач не все и зашила, как выяснилось позже. Когда Пашу унесли, она сказала: «Ты как будто мне, а не себе рожала». А акушер ей ответила, что я всё делала правильно. А я ничего не говорила, я ждала, что его принесут. Для меня тогда просто замерло время. На вопрос «Почему так произошло?» я получала ответ, что мы не можем объяснить, что пошло не так.

Я очень благодарна врачам из реанимации на Пошехонском шоссе, неонатолог в роддоме говорила, что они приедут за малышом дней через 5. А они нашли место и уже на третий день забрали нас. Пашеньке срочно требовалось пройти ряд серьёзных обследований и получить правильное лечение. Следы, думаю, роддом уже тщательно замёл. Плаценту мою даже на экспертизу не отправили, как объяснили лечащему врачу у Паши на отделении патологии: «Мы просто забыли». Даже анализ крови они брали у меня, когда я уже мчалась за Павлушей в реанимацию на Пошехонку. Я беременная слышала много страшилок про роддома, но не верила. Ночью в роддом прибегала свекровь, ей ответили, что всё под контролем. Заходила ночью ко мне другая акушерка, видя всю картину, шепнула моей, она как раз в этот момент ставила капельницу, что её же надо срочно кесарить, но та помотала головой, этот жест объяснял, как понимаю, что врач не дает. Ни в ком, к сожалению, не сыграл человеческий фактор.

 О том, что роды были тяжёлыми, о том, что врачи допустили ошибку, я поняла, когда с ребёнком стали заниматься платные специалисты, они мне и разложили всё по полочкам, как должно было быть. Я, конечно, готовилась к родам, читала литературу, но нигде не было написано, что ребёнок может так пострадать, что могут быть такие серьёзные последствия, в женской консультации тоже об этом не предупреждают. Меня многие спрашивали о том, буду ли я судиться с роддомом, но у меня нет на это ни сил, ни времени, моя задача сына поднять на ноги, а роддом остаётся лишь поблагодарить за испытание, а они пусть сами решают нужна ли им такая благодарность. 

Павлушка пробыл в реанимации 2 недели. Затем нас перевели на отделение патологии. Там медперсонал научил меня ухаживать за ребёнком, пользоваться слюноотсосом, линеоматом, ставить зонд. Я очень благодарна всему отделению за человеческое доброе отношение, за заботу. Там мы пробыли до 5 августа. Подробнее о его состоянии и лечении можно прочитать на копиях выписного эпикриза.
 Нас тогда очень спасала поддержка родных и знакомых, они подбадривали меня, а я их в ответ, так и пролетели два месяца.

 В родах у ребёнка пострадал головной мозг, последствия асфиксии оставили следы  - образовались рубцы на таламусах. По классике они должны были заполняться жидкостью, но наши занятия дали результат, и они начали зарастать тканью.
На сегодняшний день Паша научился дышать, глотать, впервые закричал в 1 месяц и одну неделю, он научился сосать (домой мы были отправлены в среднетяжёлом состоянии, с зондом, но потихоньку  нам удалось избавиться от него), он улыбается, смеётся, умеет поворачиваться на левый  и правый бочок, с живота на спинку (но это не столько умение, сколько влияние патологического шейно-тонического рефлекса), стал лучше удерживать головушку, подпевает песни, с удовольствием слушает стихи, немного подтягивается, словно хочет сесть. Он видит и слышит. Говорит «да», «агу», «ай», «ау», «бо-бо», «да». Когда ругается, то «а-вя-вя». Эмоциональный, мимически богат. Иногда тянется за игрушкой и заваливается на живот. Но это пока неосмысленный переворот. В 5 месяцев удерживал игрушку и сосал её, но почему-то в полгода этот навык исчез. Хотя кулачки по-прежнему сосёт. За игрушкой тянется, захватывает, но руки его не слушаются, хватательный рефлекс слабый. Требователен во внимании, открытый, контактный, добродушный, любознательный, любит гостей. Спит хорошо.

Мы с Павлом много занимаемся. С 17 по 31 октября мы проходили реабилитацию в неврологическом отделении. Выписка из истории болезни предоставлена на копиях.
Далее мы занимались у платных специалистов. Делали зондовый массаж, сегментарный точечный массаж, микроиглотерапию, кололи Церебрум композитум по биологически активным точкам, ходим к остеопату, купаю в хвойных ваннах, делали в поликлинике электрофорез на шейно-воротниковый отдел, сама ставлю озокерит с парафином, проходим курсами электростимуляцию аппаратом Дэнас. В мае были на реабилитации в Говорово. Недавно начали ходить к мануальному терапевту. Сама ежедневно с сыном делаю гимнастику с элементами динамической, занимаемся на фитболе, выполняем ряд упражнений в ванне, парю веником иногда, тру мочалкой, улучшающей кровообращение, стоим на гречке, работаю и над мелкой моторикой – играем с аквагрунтом, фасолью, горошком, работаем с шариком су-джоку, ну и, как все мамы, гуляем с ним по три-четыре часа, читаем, играем. Павлушка маленький и пока не понимает, почему приходится выполнять сложные упражнения, терпеть боль, всё это, конечно, тяжело для него. Паша эмоциональный, интересный мальчуган. Врачи видят в нём перспективного ребёнка. Пусть динамика миллиметровая, но она есть. Все труды даром не проходят. Мы много старались в течение года, словно два солдата вели бой с диагнозами, не отступали от рекомендаций, пробовали разные пути лечения, но нам всё равно поставили  ДЦП (сначала формирование спастической диплегии, а теперь изменили на двойную гемиплегию), ряд сопутствующих диагнозов (псевдобульбарный синдром, судорожный синдром, задержка речи и другие), недавно дали инвалидность. Поэтому борьба пока продолжается… ДЦП, это лишь три буквы, которые не расскажут вам о Паше ничего, что я сама знаю, во что верю и на что надеюсь. Паша – необыкновенный мальчик, он мой маленький боец, моё счастье. Я говорю ему: «Люб-лю», а он в ответ тихо: «У-бу»

Сейчас мы начали курс зондового массажа, ждём результаты ЭЭГ, и, если всё хорошо, то будем делать микрополяризацию, затем вновь курс массажа и ЛФК, пойдем к остеопату, планируем начать заниматься в бассейне, попробуем иппотерапию, и с 7 августа пройдём нейрокоррекцию. Это всё мы делаем платно, за свой счёт. Государственные реабилитации очень слабые в нашем случае.

А с 18 сентября мы бы очень хотели пройти лечение в Медицинском центре «XXI век» (г. Санкт-Петербург). Там работают грамотные войта-терпевты. Эта методика поможет нам убрать патологические рефлексы, очень хвалят там и занятия в бассейне. Конечно, там и другой уровень логопедов, тренеров ЛФК. План реабилитации составили большой. И сумму выставили немаленькую 126 570 рублей. Будем заниматься в центре 2 раза в день на протяжении 20 дней. Квартиру я уже забронировала рядом с центром. Жильё и проезд мы постараемся оплатить сами, а вот реабилитацию затрудняемся. Наши запасы за год уже по максимуму исчерпаны. Поэтому я прошу у вас помощи. Я думала создать группу о сыне, но так как я одна, то мне катастрофически не хватит сил и времени вести её по всем правилам, писать отчёты о поступлениях.

В декабре я запланировала съездить на BDA-терапию. Здесь требуется 860 Евро + 4000 рублей оргвзнос. Это сербские специалисты. Они внимательно выявляют всё, над чем надо работать с ребёнком, подбирают комплекс упражнений, составляют индивидуальную программу, а далее родители занимаются самостоятельно на протяжении 6 месяцев и едут вновь к ним на диагностику и корректировку программы. Результаты данная методика даёт очень хорошие. Это не классическое ЛФК, которое я делаю дома ежедневно несколько раз. Они обучают и элементам массажа, упражнения, что они показывают, дают возможность улучшить состояние структуры своего тела и открывают горизонты для развития, начиная от самых важных, как дыхание и питание, заканчивая движением и контролем над телом. 

Я верю, что нам удастся победить диагноз! Есть надежда, что соседние нейроны в головном мозге возьмут на себя работу повреждённых, и всё наладится. У Пашеньки обязательно получится правильно кушать с ложки, лежать на животе с опорой на руки, ползать, сидеть, ходить, держать в руках игрушки, получится делать всё то, что нам кажется обыденным. Пожалуйста, помогите нам.

Заранее благодарю!

С уважением, Екатерина Полянская (мама Паши).


 
Нам помогают:
Партнеры фонда